Знакомство за рубежом норвегия трондхейм

Каноэ и каяки | 10 лучших мест для каякинга в Норвегии

Я перебралась в Тронхейм — третий по величине город в Норвегии, но, несмотря на это, очень маленький: его весь можно обойти за. Лютику. Знакомство с этой православной общиной и определило мою дальнейшую судьбу. Мои наставники направили меня на учебу в духовную семинарию. тогда управлял приходами Московского Патриархата за рубежом. службу соотечественники из других городов Норвегии. Звали в Тронхейм. Вот ссылки на три самых крупных университета в Норвегии. Учебных заведений гораздо Три года – достаточный срок для знакомства со страной. Бываю в Тронхейме, Бергене, Хегусанде, Кристинсанде, Хортене , Арендале.

Одновременно с этим я часто ходил на богослужения в небольшую русскую православную церковь Покрова Божией Матери, где помогал настоятелю отцу Виктору Лютику.

Знакомство с этой православной общиной и определило мою дальнейшую судьбу. Необходимые духовные наставления я получал у отца Виктора и матушки монахини Марии, командированной из СССР в Хельсинки на псаломническое послушание. Мои наставники направили меня на учебу в духовную семинарию. Я немного размышлял о том, не стоит ли мне отправиться в Грецию, но мне быстро открылось, что учиться я буду в Московской духовной семинарии.

Всё решилось очень быстро, буквально за две недели: Я представлял себе что, наверное, останусь в России, приму монашество, найду какой-нибудь монастырь, который стал бы для меня тем местом, где я могу найти и руководство, и подходящий строй жизни.

Но получилось так, что по окончании Московской духовной семинарии я рассказал о своих планах митрополиту Кириллу, который тогда управлял приходами Московского Патриархата за рубежом. Сказал о своем желании принять монашество и остаться в России, на что владыка ответил, что сам будет меня постригать. После пострига и рукоположения митрополит Кирилл сказал, что моим первым монашеским послушанием станет поездка в Норвегию для организации приходской жизни.

Норвегия Такое решение стало для меня большой неожиданностью, я никогда не готовился к чему-либо подобному и, скорее, думал, что буду подвизаться в России в монастыре или, возможно, заниматься в Московском Патриархате какими-то бумажными делами по иностранной части. Но всё получилось совершенно по-иному.

Приход в Осло был организован немного раньше. Верующие писали письма в Москву с просьбой направить священника и организовать приходскую жизнь в связи с ростом русскоязычной общины. Отец Виктор Лютик, которого направили сюда из Хельсинки пообщаться с людьми и оценить ситуацию, провел учредительное собрание прихода в декабре года. Так совпало, что в это время меня рукоположили, и у митрополита Кирилла, по-видимому, родилась идея о том, что новорукоположенного священника можно отправить, как говорится, на пробу в Норвегию.

Поначалу община была небольшой — человек двадцать. Но Господь удивительным образом собирает Своих чад Я после первого моего приезда в Норвегию, должен признаться, не представлял, что здесь может что-то образоваться. Людей было немного; вся община — человек двадцать; пять самых активных составили приходской совет. Не было помещений ни для совершения служб, ни для проживания священника. Но, тем не менее, по послушанию я остался и как-то при этом совершенно не боялся.

Может быть, немного был несогласен, но страха не. И последующая история развития прихода показала, как Господь удивительным образом собирает Своих чад, находящихся в рассеянии, в единое стадо, единую общину. Начиналось всё очень скромно, но постепенно стало приходить больше людей, нашлись помощники, даже в материальном отношении стало немножко свободнее.

Мы боялись, что у нас не будет денег для того, чтобы оплачивать аренду, но как-то с этим справились. В конце концов переехали в церковь на улице Акерсвейен в самом центра Осло, где сейчас и находимся — также на условиях аренды. Бывший лютеранский храм Христа Спасителя.

Фото Аркадия Рябиченко Параллельно с развитием православной общины в Осло ко мне стали обращаться с просьбами провести службу соотечественники из других городов Норвегии.

Звали в ТронхеймТромсё, Ставангер — в этих городах со временем образовались самостоятельные приходские общины Московского Патриархата.

В Тронхейме у нас сейчас действует самостоятельный приход преподобной Анны Новгородской под руководством проживающего там же иерея Александра Волоханя.

Общину в Ставангере пока что окормляет священник Павел Поваляев из нашего храма. Свято-Богоявленский приход, в котором служит отец Димитрий Останин, действует в Бергене. На самом севере, у российской границы, в Киркенесе у нас есть еще один приход, который окормляют священнослужители из соседней Мурманской епархии. В русской части арктического архипелага Шпицберген в городе Баренцбург есть домовый храм, куда несколько раз в год летают наши священники.

Получается, что в настоящий момент в Норвегии действуют четыре официально открытых зарегистрированных прихода РПЦ и служат четыре священника. Все богослужебные помещения, за исключением прихода в Киркенесе, находятся в аренде. В Киркенесе долгие годы арендовали у муниципалитета дом для проведения богослужений, а этим летом приход смог выкупить здание, взяв ипотечный кредит. С нашим храмом в Осло, правда, было связано несколько волнующих моментов.

Первый договор об аренде был заключен сроком на десять лет в году. Незадолго до окончания аренды мы уведомили муниципальные власти и напомнили о своем желании продлить ее срок. В ответ нам сказали: И вот уже прошло два года, и только в этом году мы подписали новый договор, также сроком на десять лет.

Только условия аренды немного изменились: Начиная с этого года мы выплачиваем достаточно большую сумму — тысяч норвежских крон в год, но надеемся, что справимся и с этим новым вызовом. Аркадий Рябиченко — В году вам передали заброшенное здание, требовавшее ремонта? Спасское мемориальное кладбище, где находится наш храм, — это некрополь для знаменитых норвежцев — На момент передачи лютеранский храм Христа Спасителя был первым зданием государственной церкви Норвегии, которое передавалось в пользование инославной общины.

Формально церковная недвижимость в Норвегии принадлежит, как правило, местному муниципалитету. Власти города Осло не очень понимали, что им делать с церковной постройкой, использовавшейся ранее только для похорон.

На Спасском мемориальном кладбище, где находится наш храм, уже давно никого не хоронят: Каким-то чудом как раз тогда мы обратились к муниципальным властям, размышлявшим о дальнейшей судьбе этой церкви, с вопросом: Нам пошли навстречу и отнеслись с большим доверием. Власти очень довольны тем, что мы беспроблемные арендаторы.

Как относятся к церкви проживающие по соседству норвежцы? Никаких негативных реакций на то, что власти отдали русским церковь на мемориальном кладбище, не было Первое время мы думали: Будет ли кто-нибудь критиковать городские власти или церковных деятелей за то, что они отдали церковное здание на этом национальном и мемориальном кладбище русским, православным?

Никаких негативных реакций не. Мы же, естественно, стараемся не давать повода сказать, что мы нехорошо себя ведем или плохо обращаемся со зданием.

Норвегия – викинги, как они есть

Организуем дни открытых дверей, когда можно прийти и познакомиться со Свято-Ольгинским приходом, посмотреть церковь. Соседи и жители города приходят с большим интересом. Фото Аркадия Рябиченко По средам у нас церковь постоянно открыта, проходит дежурство, и при необходимости кто-нибудь может рассказать о Православии и нашем приходе на норвежском языке.

За счет знания немецкого и английского изучение норвежского оказалось посильной задачей. Маленькие города Я перебралась в Тронхейм — третий по величине город в Норвегии, но, несмотря на это, очень маленький: Живем здесь сейчас из-за моей работы, но в следующем году я планирую перевестись, чтобы переехать в Осло. Столица тоже совсем небольшая, ее никак нельзя сравнить с Москвой.

Мы живем в районе, который находится в 15 минутах от Тронхейма. В Осло ни у кого машин в принципе нет — все пользуются общественным транспортом. В городах поменьше намного удобнее на автомобиле. В садик здесь отправляют с года или даже раньше. Это связано с тем, что декретный отпуск рассчитан на восемь или девять месяцев.

Можно выбрать 10 или 11, но с потерей в зарплате. Обычно по окончании этого срока два месяца с ребенком сидит муж. Он может выбрать, чем хочет заниматься, или отказаться от каких-то уроков. Несмотря на эту независимость, воспитатели мягко доносят до своих подопечных, что хорошо, а что плохо. Поэтому местные жители вырастают с сильным чувством гражданской ответственности.

Если находят кошелек или сумку, то с большой вероятностью эта вещь окажется в полиции. О чем они вообще? Приезжим очень трудно найти общий язык с местными жителями и друзей среди.

Самым сложным в работе для меня стало именно общение с коллегами. Со стороны кажется, что мы прекрасно ладим, но при этом даже спустя шесть лет мне очень тяжело поддерживать с ними разговор. С русскими беседа идет как по маслу. Норвежцам друг с другом тоже, конечно, комфортно. Они поднимают такие темы во время разговора, которые не местному сложно понять. Например, могут на протяжении долгого времени обсуждать какую-то мелочь.

Сидишь и не понимаешь, что к этому можно еще добавить. Местные стараются не создавать у приезжих впечатление, что они недружелюбно к вам относятся, что вы чужак для.

Это даже запрещено законом. Например, если разговор заходит о путешествиях, они скорее будут обсуждать глубину бассейна в отеле, а не достопримечательности, вряд ли станут обмениваться впечатлениями. Влиться в коллектив тяжело всем иностранцам. Повезло, что у меня есть знакомые мужа, которые стали и моими друзьями. Но, кстати, все мои коллеги — большие профессионалы.

В российском вузе у студентов множество предметов — около 60, а здесь их около 15 за три года занятий. Встали, собрались, выезжаем, а ворота на даче закрыть не можем — замок сломался.

Проехав немного, остановились — сосед на узкой дороге поставил машину — не проехать. Пришлось постучаться к нему в калитку, но виновник так и не вышел.

На помощь пришел сосед с дачи напротив, знавший, что мы уезжаем. Освободив дорогу, пожелал нам счастливого пути! Без приключений добрались до Новгорода, побродили пару часов по городу и снова в путь. Доезжаем до Волхова, топлива ещё полбака, но зная, что здесь где-то есть заправка от завода Кириши, находим ее и заправляемся.

А я так хотел заправиться именно.

TAG: Comedy club: Как найти мужа в Норвегии. БЫСТРО И НАВСЕГДА

В общем, не долили нам горючки на этой заправке. Неприятность эту мы переживем. Не доезжая 70 км до Петрозаводска, стали искать место для стоянки, и сразу нашли. Правда, пришлось проехать через две лужи, как выяснилось утром, вторая лужа была лишней.

Но ближе место было занято ребятами из Твери. Они ехали на остров Килдин, недалеко от п-ова Рыбачий, заниматься дайвингом. Рыбка клюет, правда, мелочь одна. На первой же луже немного мажу, машину стягивает в колею, поддон ложится на бревно, и, как следствие, колёса едва цепляют грунт. Все происходит в метрах от палаток тверчан, но они ещё спят.

Думаю попробовать самостоятельно выбраться. Достаю верёвку хорошо, что взял, хоть и не для этого случаяделаю полиспаст, цепляю за фаркоп и дерево, жену и дочь использую как тяговую силу, сам сажусь в машину. Машина ни с места. Хорошо, все выгружаем, достаю домкрат, поднимаю колесо, подсыпаем, подкладываем — и чудо, сдвинулись на полметра, но с бревна поддон не ушёл. Повторяем действия, но дальше не идёт. Проснулись тверяки, подходят трое здоровенных ребят и говорят: Но не тут-то.

Снова домкратим, подкладываем, всё должна пойти. Трое здоровенных ребят за полиспаст, говорю им, только верёвку не порвите 2 на разрыв, динамикаа машина на месте, как вкопанная. И тут до меня доходит, что мой электронный ручник не сработал.

Сажусь, снимаю ручник и всё — поехали. Аккуратно проезжаем две лужи и вперед, на Петрозаводск. Плановая экскурсия по набережной прошла без происшествий. Все красиво, но немного запущено. После Петрозаводска продолжаем двигаться на север, завтра Соловки. Отъехав км от Петрозаводска, температура в машине резко возрастает. За бортом 30 и в машине почти столько. Ставлю температуру на минимум, но в машине все равно жарко. Подношу руку в воздухотводу и чувствую, что слабый холодок.

Значит, еще морозит, но воздух не идет. Пока девчонки варят суп, достаю салонный фильтр, чищу его и… о, чудо! Все дует и морозит. Этот фильтр, купленный 2 км тому назад, приходилось за поездку еще два раза чистить!

До Кеми добрались к Место для стоянки я примерно знал, был здесь когда-то в походе по Охте. Дочурка наловила немного окушков и плотвичек, сварили уху, полюбовались видами и спать. Приезжаем и узнаем, что в инете информация неверна. На пристани стоянка машин — руб.

От охранника узнаем, что пару судов уже ушли, а остальные забронированы, будут ли места — неизвестно. Приходим на причал, а там наши знакомые тверяки, что машину нам вытаскивали. Мы к ним, а у них бронь, купленная заранее. Мы к капитану, он успокаивает, места должны быть, начнется посадка и там видно.

Через 20 минут начинается посадка, и к нашей неописуемой радости нам хватает места.

Норвегия – викинги, как они есть

Не беда, что билеты без брони немного дороже, но с ребенка берут половину, так что все компенсируется. Цена билета — руб. Время в пути — 2 часа 40 минут, погода хорошая, чайки попрошайничают хлеб, а у нас его мало. Не скупясь, отдаём последний, за это чайки прекрасно нам позировали. Обратный рейс на Я здесь уже второй раз, а жена с дочкой первый.

О Соловках можно рассказывать много, там есть, что посмотреть и по-хорошему надо бы туда на неделю. Второй завтрак на Соловках. На обратную дорогу запасаемся соловецким хлебом очень вкусныйи не забываем про чаек. Чайки были в восторге, а вот капитан после 20 минут сплошной атаки птиц приказал всё прекратить, а иначе нам придется драить палубу.

Наш кораблик прибывает в Рабочеостровск по расписанию, время в пути — 2 часа 40 мин. По плану ночевка была на речке Поньгома, это около 60 км от Кеми. Место оказалось действительно неплохое, немного грязновато, впрочем, как и везде в доступных местах России. Хороший съезд, много мест для палаток, хороший подход к реке, можно купаться. Спининг немного побросал, но ничего не клюнуло.

Заправок мало, был промежуток наверно около км, а может и больше без заправки. Дорога до Мурманской области средненькая, много гребёнки на асфальте, на границе с Мурманской областью ремонт около 10 км, а дальше дорога для России очень хорошая, вплоть до Норвегии. Стоит почти на самой высокой точке города, виды — класс. Дороги в Мурманске, как и почти во всех городах России на Заехали в продуктовый магазин, затарились хлебом, маслом, кефирчиком и направились в сторону границы с Норвегией по дороге на Киркинес.

Прокатились по самому длинному автомобильному мосту за Полярным кругом. Дорога отличного качества, двухполоска, машин. На протяжении почти всей дороги огромное количество мемориальных комплексов, людей здесь погибли десятки тысяч и все в первые месяцы войны. Примерно через км первый пост, дальше только местным или с визами, прошли быстро, пограничник глянул паспорта и открыл шлагбаум… Дальше Никель, дымит страшно, говорят норвежцы дают ему деньги на улучшение экологии.

Проехали немного за Никель, дальше ехать некуда, граница. Пропускной пункт Борисоглебский работает по режиму с 9: На ночь в Норвегию не поехали, решили заночевать на своей территории.

Быстренько нашли местечко в лесу, очень даже. Рядом большой водопад по нашим меркам, много грибов. За полчаса набрали полведра подосиновиков, поужинали и спать. Подъём по плану в 6: Хотя в это время на этих широтах все равно солнце не заходит, и наша цель сегодня попасть на условно самую северную точку Европы островную к До границы за 5 км ещё один пропускной пункт, открывается в 9: Машин немного, мы были вторыми в очереди, пограничников прошли быстро, декларации не заполняли, а вот машину просмотрели всю!

Не скажу, что очень тщательно, но каждую коробку открывали, смотрели, спрашивали, минут на досмотр ушло. Коробки с продуктами никого не интересовали, что искали — не очень понятно, спрашивали про сувениры и что в каждой коробке.

Увидели видеорегистратор, спросили, работает он или нет, забрали карточку и всё с неё удалили. Наша граница пройдена, впереди норвежская сторона. Никого нет, вообще никого! Заходим в здание и там пусто, через минуту приходит человек, берет паспорта, что-то смотрит, проверяет, спрашивает: Но придя в себя, уже уверенно отвечаем на другие вопросы, в том числе и на вопрос: Он улыбается и протягивает нам паспорта.

На выходе ещё только одна техслужащая и больше ни души. Сажусь в машину, шлагбаум закрыт, никого. Жду пару минут, подхожу к шлагбауму, он автоматический. Сажусь снова в машину и — о чудо, он сам открывается. Всё, никакого досмотра, впереди надпись: Первые впечатления от Норвегии. Как это не крамольно звучит, но здесь на первый взгляд любят живых людей, очень много сделано для простого человека.

Стоянки через каждые 5 км, чистота впечатляет, окурки не валяются, есть вода почти на каждой стоянке, а на некоторых и горячая. Везде есть туалеты для инвалидов, они более широкие с поручнями и соответствующей надписью.

Дороги, я бы не сказал, что идеальные, просто хорошие, не лучше, чем у нас в Заполярье, местами очень узкие, на полторы машины с разъездами. Разделительные полосы не везде, я понял так, там где узко их и .